ПРИМЕР ПРАКТИКИ ВЫСЛЕЖИВАНИЯ

Привожу пример одной работы на семинаре (вернее ее фрагмент), где мы, оттолкнувшись от простого и легко узнаваемого, смогли пройти в область, которая всегда остается в тени и оказывает мощное влияние на физиологию, мышление, поведение.

В: …Теоретическая основа понятна. Всё логично. А как это на практике всё выглядит? Пошагово, с нюансами и с финалом.

П: Ну, давай. Вот есть у человека ситуация, которая его не устраивает. Если мы говорим о здоровье, давай оттолкнемся от здоровья. Хотя не имеет значения, откуда отталкиваться.

В: А давай про конкретного человека! Вот я – конкретный человек, есть ситуация, которая меня не устраивает. У меня есть три вещи, которые меня не устраивают.

П: Давай, что тебе не нравится больше всего сейчас.

В: Давай уберем полноту!

П: А давай не будем ничего убирать!

В: Поймем!

П: Да, выясним, что это такое. Как ты ощущаешь, что у тебя есть полнота?

Вот это интересный вопрос.

В: Ну, это какая-то неудовлетворенность собой.

П: Нет, пока не об этом. Как ты ощущаешь, то, что ты….

В: Я чувствую какой-то бронежилет на себе! Это у меня на уровне физического ощущения. Я понимаю, что есть мое тело, и есть какая-то прослойка, которая пристегнута сверху.

П: Это реальное физическое ощущение чего-то лишнего?

В: Да.

П: Вот ты можешь на это ощущение настроиться, почувствовать это ощущение? Потому что одно дело думать о себе, описывать, как ты начал, метафорой, и другое дело – иметь конкретные ощущения.

В: То есть мы работаем только с ощущениями?

П: Для начала. Мы отталкиваемся от реальности. Не от некой идеи. Ведь если это реально лишнее, то ты его чувствуешь.

В: Да, я реально чувствую.

П: А вот когда есть это ощущение. Оно есть? Настройся!

В: Да!

П: Это вот один уровень восприятия себя – в этих ощущениях. Следующий уровень – если есть такое ощущение себя, то как ты эмоционально реагируешь на такое ощущение. Мы сейчас не говорим о весе. Какая эмоциональная реакция коррелирует с таким ощущением?

В: Это желание избавиться.

П: Это мысль. А эмоционально что?

В: Отвращение какое-то, неприятие. Так вот.

П: Итак, у нас есть ощущение – «бронежилет», как ты назвал. Есть отвращение как эмоциональная реакция. Дальше. Тебе знакомо это чувство отвращения? Сталкивался с этим когда-нибудь?

В: Да.

П: Приходилось. А ты можешь, настроившись на это чувство, ощутить эпицентр этого чувства. Где оно телесно переживается – чувство отвращения. Если в жизни приходилось испытывать…. В районе груди, тут оно?

В: Да.

П: Эпицентр. Вот это место в теле выдает энергию для существования эмоциональной реакции отвращения. Если ты сейчас вспомнишь что-нибудь самое раннее с таким чувством, какой-нибудь момент из жизни…. И можешь даже отметить, сколько лет тебе было…

В: Ну это уже во взрослом возрасте.

П: Во взрослом. А ты можешь посмотреть в детском?

В: Я в детстве всегда худой был.

П: Нет, не о весе речь идет, а о чувстве отвращения. Ты мог бы даже увидеть, допустим, пацана, которого всем двором травили, потому что вот он такой, и от него испытывали некое отвращение. И это к тебе может совсем не иметь отношения.

В: Есть, но это… То есть, эпизод может быть логически не связан?

П: Да. Контекст может быть совершенно другой. Заметил, что такое есть?

В: Да.

П: То есть, ты испытывал отвращение в совершенно конкретной ситуации, и к кому? Тебе там было сколько лет?

В: 3-4 года. До младшей школы.

П: Это может быть и раньше, ключевой момент. Замечательно! Итак. В 3-4 года что-то произошло, и до тебя сегодняшнего добралось.

И есть еще один момент. Что значит отвращение для тебя?

В: О значениях говорим?

П: Да

В: Это пренебрежение, негативная оценка. Мое решение, что это гадость, это плохо.

П: То есть у тебя есть представление, что такое хорошо, что такое плохо?

В: Да.

П: Получается, что у тебя есть некоторые знания, как должно быть. Как и у всех людей, это некая претензия на истину.

В: Да, можно и так сказать.

П: И если ты встречаешь сходные представления – всё замечательно. Но если ты встретишь человека, у которого нет такого представления? У тебя это считается чем-то плохим, а у него считается классным – такой человек будет восприниматься как враг, как нечто такое, чего не должно быть. Оно должно быть исключено и искоренено. Например, самый простой способ – я это не вижу!

В: Там скорее негативное оценивание, оценка.

П: Молодец, ты еще и активную позицию занимаешь. А многие люди не занимают. Просто исключают: «Мы туда не пойдем! Мы этого не замечаем!». А ты способен пойти и сказать: «Сделайте ж правильно!».

И в то же время, заметь, у тебя сейчас есть некое ощущение, что что-то тут неправильно. С чего бы ты являлся таким носителем истины? Или, может быть, это правильно?

В: Если мы говорим об этом, то я, с одной стороны, понимаю, что и такое должно быть, но я это не принимаю, я отторгаю.

П: Потому что на самом деле ты не понимаешь. Ты точно считаешь, что должно быть так. А все остальное – это реверансы.

В: Возможно.

П: Когда ты говоришь: «Возможно»- это все равно, что завернуть топор в мягенькую подушечку. Вот так острый клинок, чтобы им не порезаться в ножны вкладывают.

В: Давай сейчас подведем итог, что сделано.

Первое: мы определили ощущения. Потом определили эмоциональный фон. Потом нашли эпизоды с такой же эмоцией. И эти эпизоды могут быть совсем с другим контекстом. И сам контекст неважен, важно, чтобы там присутствовала эта эмоциональная реакция.

П: Я хочу показать следующее. Что там есть ошибка. Ошибка заключается в том, что есть соглашение. Ты принял, что есть некоторые истины. Вот эта истина – и вот я ее носитель, я ее представитель. Всё, что не соответствует моей истине – я это не уважаю, я это презираю. Я считаю это достойным того, чтобы оно исчезло.

В: Другими словами, но «да».

П: Да. Более того, если говорить прямым текстом, то я считаю, что это должно быть уничтожено. Потому что презрение – это по сути дела уничтожение. Я отказываюсь это понимать, я отказываюсь это принимать, видеть в своей жизни. Это не имеет права на существование, оно должно быть уничтожено, убито.

В: Ну, я бы так не сказал.

П: Я понимаю, ты так не скажешь. Не прилично. Но попробуй в предел вывести. К чему в конечном итоге это приведет. Выведи в предел.

В: Это ведет к изменению. Вы должны измениться. Стать другими. Такими, как вы есть, вы должны прекратить быть.

П: Вот именно! Это уничтожение того, что есть в чистом виде.

В: Итак, получается следующее. Что у меня есть некий познанный мной шаблон. Он мной признается, как что-то истинное и правильное.

П: Он не является ни истинным, ни правильным! ТЫ считаешь его таким и настаиваешь на том, чтобы это транслировалось везде! … И  к чему это приводит? Каковы эффекты от этого? Круг жизни сужается! Поскольку комфортное существование возможно только в пределах этой истины.

Вот так соглашение работает. Достаточно выйти за границы, а там уже дискомфортно. Тут тебя презирают, тут не уважают. Мне туда интересно, но там же нехорошо, нужно экспансию проявить, захватить вот эту часть и там что-то поменять. И тут я буду очень активен.

То есть мне нужно каким-то образом расширяться! Я во внешнем мире жестко себя ограничиваю: вот так вот правильно, а все остальное неправильно. А тенденция у человека, как у разумного существа, заключается в том, чтобы все время расширять границы непознанного (как у ребенка – он все время ходит и познает). Вот крыса у нас дома уже освоила всю комнату. А то ведь она из клетки не выходила, вылезла из  клетки, некоторое время по клетке полазила, спускалась – и назад. Потом – на диванчик. А я думаю: «Какая красота! Замечательное животное – у нее такой вот клаптик территории, и она там ползает, и никому не мешает».

Но смотрю – она уже спустилась на пол, и постепенно, такими вот кругами – раз, и под холодильник. И месяц она осваивала эту дорожку. Она все время стремится расширить границы. Она познает, познает, познает – как и ребенок. Если ребенка не ограничивать, он будет все время познавать мир. Заметь – тенденция к расширению границ – она все время сохраняется. Это неотъемлемое качество человека. И эта способность остается. Она требует своей реализации. Требует расширения, увеличения.

В: Да.

П: Ты закрыл возможность естественную роста, увеличения – данным принципом: «Я носитель истины в последней инстанции. Я об этом говорить не буду, потому что это будет нескромно, будет социально не одобрено, я это буду делать молча. Более того – я об этом даже думать не буду. Но я буду так действовать».

В: Нет, я об этом думаю.

П: Многие люди об этом не думают. Это ты думаешь. А многие не задумываются, считают, что это нормально, естественно, и так должно быть.

Так вот, ты – тот редкий индивид, который задумывается о том, а как же все-таки? Но – тенденция к увеличению остается! Как ее реализовывать?

В: Я понял. И что теперь конкретно сделать, чтобы я перестал, как минимум…

П: Увеличение веса – такой хороший способ расширения.

В: Надо выбрать другой способ расширения! Более адекватный.

П: Такой вариант – принять, что само разделение на хорошо и плохо есть ошибка. Вспомним тот же библейский миф об Адаме и Еве. Что Бог сказал?

 – Вот только с дерева познания ничего не берите.

Змей их искусил, и они съели, и познали добро и зло. То есть мир для них разделился на«плохой» и «хороший». И с этого момента они потеряли право на существование в раю. Они познали, что такое хорошо, и что такое плохо. Увидали, устыдились, он ручкой внизу прикрылся, она давай грудь прикрывать.

То есть, как только произошло разделение на плохое и хорошее – всё! Рай кончился.

В: Вообще, красивая метафора. Ведь если для нас не будет плохого и хорошего, мы будем в раю. И люди, у которых нет плохого и хорошего, они живут в раю.

П: Они счастливы! Они в контакте с Богом. А теперь все изменилось. Бог говорит:

Где вы прячетесь?

– В кустах. Мы увидали, что мы голые, и устыдились.

– Ну, все. Чешите из рая. Смертной будешь. теперь будешь в муках рожать. Ты была бессмертной, ты была не разделена. А теперь ты стала смертной, Идите, ребята на Землю и делайте там что-нибудь.

Я далеко забрался… Получается, вес выскакивает на красивую тему – в данном случае. Получается, что есть что-то, что с твоей позиции – верно. И есть что-то, что неверно, неприемлемо. А ум начинает решать – как бы это так приспособить, чтобы более комфортно мне было в этом состоянии.

В: Малой кровью!

П: Да, малой кровью. Как-то вот, с таким политесом мы эти вопросы порешали.

В: Понял. Чего делать?

П: Как ты думаешь?

В: Ну, из того, что я знаю, это…

П: А сейчас смотри, мы вот чего не делали. Теперь, когда ты это понимаешь, теперь без всех дипломатических изысков нырни сейчас в это состояние, в чистое состояние вот этой конфронтации и отвержения.

В: В то состояние, в котором я здесь был?

П: А вот именно в тему, что «я знаю, как правильно». И есть неверное, есть ошибочное.

В: Да я не могу

П: А ты попробуй.

В: Да реально, может, я не туда иду, но там заряда нет. Раньше мне там комфортно было, я туда приходил – и драйв такой был. А теперь я туда захожу..

П: Это именно сейчас?

В: Да.

П: Сейчас исчез драйв?

В: Да

П: Знаешь, как это произошло? В какой момент ты сказал: — Ага?!

Вот вернись сейчас в памяти. В какой-то момент, когда я тут говорил, говорил, и у тебя сдвижка произошла.

В: На вот этом – деление на добро и зло изгоняет нас из рая. Как только есть добро и зло – кирдык. Когда нет добра и зла, есть что-то одно – вот это.

П: А вот ты говоришь, там, теперь пусто. А посмотри, что на этом месте есть другого.

В: Что-то забавное и веселое.

П: Вот прочувствуй его. Пока что не думай о нем, а наполняйся. Наполняйся не совсем точно, оно всегда есть. На самом деле ты сейчас просто сместил фокус в совершенно другую область восприятия мира и восприятия себя.

В: Ну, там какая-то ирония появляется. Но там уже нету того жесткого осуждения и отвращения.

П: А любопытно… ирония. Ты можешь ее в предел…

В: Вкрутить?

П: Да. Сделать ее громче. Смотри, там есть некое стеснение немножко. Потому и ирония.

В: Ну, если раньше я мог осудить человека достаточно жестко. Ну, энергетически заряжено – там, для работы надо – то теперь это вроде как ирония. Дурачечек! В таком духе.

Причем это даже не снисходительная позиция. Там больше сожаления:

– Плохо, что вот так вот.

П: Смотри, слово «плохо» присутствует.

В: Да. Но плохо не потому, что человек так себя ведет – плохо, что не понимает. Там уже не осуждение его поведения, а сожаление о том, что он не понимает.

П: Заметь, как сейчас трансформировалась твоя позиция. Она не изменилась, но она трансформировалась. И трансформировалась в более мягкую и замаскированную форму. Это же разделение присутствует, но теперь мы будем не «огнем и мечом», а мягко так. Дурачечек!

Заметь, как ловко эта тема выворачивается! Она энергетически заряжена, эта ирония. У иронии всегда есть желание сохранить лицо. Когда попадаешь в некий конфуз, тогда возникает некая ироничность. Ирония отличается от радости. А шаблон сохранился, он есть. Ты можешь его почувствовать.

В: Ну, если раньше это было вот так, то теперь оно – вот эдак.

П: Да. Интересно! Посмотри, как оно работает! Оно борется за свое существование. Ты увидел и это очень здорово. В короткий промежуток времени увидел две ипостаси. Два лица одного и того же состояния – Разделения: вот здесь эта штука жесткая, а теперь она мягкая.

Попробуем с этим что-то сделать.

(дальше идет определенная работа по трансформации)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *